ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 81-АД15-5

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Москва16 декабря 2015 г.

 

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу Ладана А.А. на вступившие в законную силу постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 2 города Анжеро-Судженска Кемеровской области - мирового судьи судебного участка № 1 города Анжеро-Судженска Кемеровской области от 02.04.2015 № <...>, решение судьи Анжеро-Судженского городского суда Кемеровской области от 30.04.2015 и постановление заместителя председателя Кемеровского областного суда от 13.08.2015, вынесенные в отношении начальника Федерального казенного учреждения Следственный изолятор № 4 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области Ладана А.А. (далее - Ладан А.А.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

установил:

 

постановлением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 2 города Анжеро-Судженска Кемеровской области - мирового судьи судебного участка № 1 города Анжеро-Судженска Кемеровской области от 02.04.2015 № <...>, оставленным без изменения решением судьи Анжеро-Судженского городского суда Кемеровской области от 30.04.2015 и постановлением заместителя председателя Кемеровского областного суда от 13.08.2015, начальник Федерального казенного учреждения Следственный изолятор № 4 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области Ладан А.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 2 000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Ладан А.А. выражает несогласие с названными актами, вынесенными в отношении него по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, полагая их незаконными.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы позволяет прийти к следующим выводам.

Статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Ладана А.А. к административной ответственности) предусмотрена административная ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

Как усматривается из материалов дела, по итогам проверки Федерального казенного учреждения Следственный изолятор № 4 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области (далее - учреждение), проведенной Кемеровской прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в феврале 2015 года, начальнику учреждения Ладану А.А. внесено представление от 03.02.2015 № <...> об устранении выявленных нарушений действующего законодательства.

Установив факт своевременного непринятия начальником учреждения Ладаном А.А. мер к устранению выявленных прокуратурой нарушений трудового законодательства, указанных в представлении, Кемеровским прокурором по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях 23.03.2015 возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении названного должностного лица.

Делая вывод о виновности начальника учреждения Ладана А.А. в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 указанного Кодекса, мировой судья судебного участка № 1 города Анжеро-Судженска Кемеровской области и вышестоящие судебные инстанции исходили из того, что, получив упомянутое представление Кемеровской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, названное лицо законное требование прокурора, вытекающего из его полномочий, установленных федеральным законом, не выполнило.

Вместе с тем с выводом судебных инстанций о виновности начальника учреждения Ладана А.А. в совершении вмененного ему административного правонарушения согласиться нельзя.

В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении выяснению подлежат наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В ходе производства по данному делу факт совершения административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, начальником учреждения Ладаном А.А. и его защитником отрицался, при этом указывалось на то, что представление Кемеровской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях от 03.02.2015 № <...> было оспорено по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и определением Кемеровского областного суда от 27.05.2015 № <...> признано незаконным в части выводов о нарушении учреждением требований законодательства об охране труда и обязании учреждения принять меры по устранению указанных в представлении нарушений законодательства по охране труда (л.д. 110 - 113).

В нарушение требований статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях соответствующие доводы судьями нижестоящих судебных инстанций опровергнуты не были.

Между тем объектом административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 названного Кодекса, является институт государственной власти в виде реализации полномочий, в частности, прокурора, действующего от имени государства и представляющего его интересы, вытекающих из норм закона.

Объективную сторону данного правонарушения составляет, в частности, умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

Изложенные в представлении требования прокурора, за невыполнение которых начальник учреждения Ладан А.А. привлечен к административной ответственности на основании статьи 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по настоящему делу, признаны незаконными судом в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая вышеизложенное, действия начальника учреждения Ладана А.А., не принявшего мер по выполнению представления прокурора в части этих требований, не образуют состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку административную ответственность на основании этой статьи влечет невыполнение законных требований перечисленных в ней должностных лиц.

Отсутствие состава административного правонарушения является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении (пункт 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Помимо изложенного, необходимо отметить, что применение к работнику мер дисциплинарной ответственности является правом, а не обязанностью работодателя, производится в законодательно установленном порядке.

Статьей 5 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 № 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" предусмотрено, что уголовно-исполнительная система включает в себя учреждения, исполняющие наказания; территориальные органы уголовно-исполнительной системы; федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных. В уголовно-исполнительную систему по решению Правительства Российской Федерации могут входить следственные изоляторы, предприятия, специально созданные для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, научно-исследовательские, проектные, медицинские, образовательные и иные организации.

Статьей 24 названного Закона установлено, что порядок и условия прохождения службы сотрудниками уголовно-исполнительной системы регламентируются настоящим Законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний (абзац 3 данной статьи). Организация деятельности рабочих и служащих, их трудовые отношения регламентируются законодательством Российской Федерации о труде и правилами внутреннего распорядка учреждений, исполняющих наказания (абзац 4 указанной статьи).

Трудовым кодексом Российской Федерации определено, что за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания (статья 192 названного Кодекса).

Согласно пункту 4.2.14 Положения о следственном изоляторе уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 25.01.1999 № 20, начальник следственного изолятора поощряет работников следственного изолятора, а также налагает на них взыскания в пределах предоставленных прав.

В связи с этим содержащееся в представлении Кемеровской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях от 03.02.2015 № <...> императивное требование решить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц, упомянутых в представлении (пункт 2 представления), противоречит приведенному нормативно-правовому регулированию.

Учитывая изложенное, невыполнение начальником учреждения Ладаном А.А. упомянутых требований представления не может быть вменено последнему при привлечении к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 настоящего Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 2 города Анжеро-Судженска Кемеровской области - мирового судьи судебного участка № 1 города Анжеро-Судженска Кемеровской области от 02.04.2015 № <...>, решение судьи Анжеро-Судженского городского суда Кемеровской области от 30.04.2015 и постановление заместителя председателя Кемеровского областного суда от 13.08.2015, вынесенные в отношении начальника учреждения Ладана А.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене, производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

жалобу Ладана А.А. удовлетворить.

Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 2 города Анжеро-Судженска Кемеровской области - мирового судьи судебного участка № 1 города Анжеро-Судженска Кемеровской области от 02.04.2015 № <...>, решение судьи Анжеро-Судженского городского суда Кемеровской области от 30.04.2015 и постановление заместителя председателя Кемеровского областного суда от 13.08.2015, вынесенные в отношении начальника Федерального казенного учреждения Следственный изолятор № 4 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области Ладана А.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
С.Б. Никифоров