Верховный суд

Российской Федерации

Постановление

№ 57-АД14-5
19 января 2015 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу защитника Порошина С.Л., действующего на основании ордера в интересах Одегова Д.С., на вступившие в законную силу постановление судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода от 13 июня 2014 г., решение судьи Белгородского областного суда от 18 июня 2014 г. и постановление заместителя председателя Белгородского областного суда от 15 августа 2014 г., вынесенные в отношении Одегова Д.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода от 13 июня 2014 г., оставленным без изменения решением судьи Белгородского областного суда от 18 июня 2014 г. и постановлением заместителя председателя Белгородского областного суда от 15 августа 2014 г., Одегов Д.С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 4000 рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации в форме принудительного выдворения за пределы Российской Федерации.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Порошин С.Л. ставит вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных актов и исключении из них указания на назначение Одегову Д.С. наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы позволяет прийти к следующим выводам.

Частью 2 статьи 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо потребление иных одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, а также в других общественных местах.

За те же действия, совершенные иностранным гражданином или лицом без гражданства, административная ответственность предусмотрена частью 3 статьи 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно пункту 1 статьи 4 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" (далее - Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ) государственная политика в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту направлена на установление строгого контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, ранее выявление незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, постепенное сокращение числа больных наркоманией, сокращение количества правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

В Российской Федерации запрещается потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача (статья 40 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ).

В соответствии с Перечнем наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681, "марихуана" относится к разряду наркотических средств.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что 12 июня 2014 г. в 21 час 15 минут гражданин Республики <...> Одегов Д.С, находясь в общественном месте - около дома N 45 "ж" по ул. Щорса в г. Белгороде, употребил наркотическое средство "марихуана" без назначения врача.

Фактические обстоятельства дела подтверждаются собранными доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 2), протоколом о доставлении лица, совершившего административное правонарушение (л.д. 3), протоколом личного досмотра (л.д. 4), письменными объяснениями Одегова Д.С. (л.д. 6), протоколом медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения (л.д. 7), рапортом сотрудника полиции К. (л.д. 8), протоколом об административном задержании (л.д. 11), объяснениями Одегова Д.С., данными в ходе судебного разбирательства (л.д. 16, 38 - 41), которым была дана оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, действия Одегова Д.С. образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление о привлечении Одегова Д.С. к административной ответственности вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Вместе с тем с учетом конкретных обстоятельств настоящего дела имеются основания для изменения обжалуемого постановления в части назначенного наказания.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (части 1 и 2 статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

При этом согласно статье 3.1 указанного Кодекса административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами. Административное наказание не может иметь своей целью унижение человеческого достоинства физического лица, совершившего административное правонарушение, или причинение ему физических страданий, а также нанесение вреда деловой репутации юридического лица.

В силу части 2 статьи 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях данный Кодекс основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации.

Назначение дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации должно основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, такой меры ответственности, а также ее соразмерность в качестве единственно возможного способа достижения баланса публичных и частных интересов в рамках производства по делам об административных правонарушениях.

Мотивы в обоснование назначения Одегову Д.С. дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации, позволяющие сделать вывод о том, что имелась необходимость применения к нему такой меры ответственности, судьей Октябрьского районного суда г. Белгорода в постановлении не приведены.

Статьей 7 Международного пакта от 16 декабря 1966 г. о гражданских и политических правах установлено, что никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию.

В силу статьи 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. ни одно государство-участник не должно высылать, возвращать (refouler) или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток.

В соответствии со статьей 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, в толковании Комитета ООН по правам человека, статьей 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. лицо не подлежит выдаче в случае, если имеются серьезные основания полагать, что в запрашивающем государстве оно может быть подвергнуто не только пыткам, но и бесчеловечному либо унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Согласно статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в толковании Европейского Суда по правам человека, к бесчеловечному обращению или наказанию относятся случаи, когда такое обращение или наказание, как правило, может носить преднамеренный характер, продолжаться на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения или наказания человеку могут быть причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания. Унижающим достоинство обращением или наказанием признается, в частности, такое обращение или наказание, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.

В силу статьи 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в толковании Комитета ООН против пыток, при оценке наличия или отсутствия указанных выше обстоятельств необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто вышеупомянутому обращению или наказанию.

В связи с этим судами могут учитываться, например, показания лица, в отношении которого принято решение о выдаче, свидетелей, заключение Министерства иностранных дел Российской Федерации о ситуации с соблюдением прав и свобод человека в запрашивающем государстве, гарантии запрашивающего государства, а также доклады и иные документы, принятые в отношении такого государства международными внедоговорными (Совет по правам человека, созданный в качестве вспомогательного органа Генеральной Ассамблеи ООН) и договорными органами (Комитет ООН по правам человека, действующий на основании Международного пакта о гражданских и политических правах; Комитет ООН против пыток, действующий на основании Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, действующий во исполнение Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 26 ноября 1987 г. и т.д.).

Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 г. N 11 "О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания".

В ходе производства по делу Одегов Д.С. заявлял, что на территории <...> он зарегистрирован и проживал в <...>, где в настоящее время идут боевые действия, и его выдворение повлечет реальную угрозу и опасность его жизни.

С учетом положений приведенных выше правовых норм, обострения вооруженного конфликта на территории <...>, введения Правительством <...> режима чрезвычайной ситуации в <...>, а на остальной территории режима повышенной готовности, доводы жалобы о том, что выдворение Одегова Д.С. может повлечь реальную угрозу и опасность его жизни, следует признать обоснованными.

Назначение Одегову Д.С. дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации нельзя признать соответствующим целям наказания и принципам назначения наказания.

Кроме того, в силу положений статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.) каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Из материалов дела следует, что на территории России Одегов Д.С. зарегистрирован и проживает с отцом гражданином Российской Федерации О. (паспорт <...> выдан отделением N <...> МО УФМС России по <...>) в квартире по адресу: Белгородская область, <...>, собственником которой он (Одегов Д.С.) является, занимается <...> в качестве <...>.

В соответствии с подпунктом 2 статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства вынесено решение об административном выдворении за пределы Российской Федерации, о депортации либо передаче Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии, - в течение пяти лет со дня административного выдворения за пределы Российской Федерации, депортации либо передачи Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии, что не исключает вмешательства со стороны государства в осуществление права Одегова Д.С. на уважение семейной жизни.

Санкция части 3 статьи 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в качестве административного наказания предусматривает наложение административного штрафа в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации либо административный арест на срок до пятнадцати суток с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 15 июля 1999 г. N 11-П, конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения. В развитие данной правовой позиции Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 мая 2008 г. N 8-П указал, что меры, устанавливаемые в уголовном законе в целях защиты конституционно значимых ценностей, должны определяться исходя из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого они применяются) тому вреду, который причинен в результате преступного деяния, с тем чтобы обеспечивались соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации могут быть распространены и на административную ответственность.

В Постановлении от 14 февраля 2013 г. N 4-П Конституционный Суд Российской Федерации также признал, что устанавливаемые в законодательстве об административных правонарушениях правила применения мер административной ответственности должны не только учитывать характер правонарушения, его опасность для защищаемых законом ценностей, но и обеспечивать учет причин и условий его совершения, а также личности правонарушителя и степени его вины, гарантируя тем самым адекватность порождаемых последствий (в том числе для лица, привлекаемого к ответственности) тому вреду, который причинен в результате административного правонарушения, не допуская избыточного государственного принуждения и обеспечивая баланс основных прав индивида (юридического лица) и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от административных правонарушений; иное - в силу конституционного запрета дискриминации и выраженных в Конституции Российской Федерации идей справедливости и гуманизма - было бы несовместимо с принципом индивидуализации ответственности за административные правонарушения (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 г. N 3-П, от 13 марта 2008 г. N 5-П, от 27 мая 2008 г. N 8-П, от 13 июля 2010 г. N 15-П, от 17 января 2013 г. N 1-П и др.).

Обстоятельств, отягчающих административную ответственность Одегова Д.С, судьей Октябрьского районного суда г. Белгорода установлено не было.

Принимая во внимание выраженную в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2013 г. N 1-П и от 14 февраля 2013 г. N 4-П правовую позицию о возможности с учетом конкретных обстоятельств дела назначения лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, административного наказания, не предусмотренного санкцией соответствующей статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода от 13 июня 2014 г., решение судьи Белгородского областного суда от 18 июня 2014 г. и постановление заместителя председателя Белгородского областного суда от 15 августа 2014 г. подлежат изменению путем исключения из них указания на назначение Одегову Д.С. административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

жалобу защитника Порошина С.Л., действующего на основании ордера в интересах Одегова Д.С., удовлетворить.

Постановление судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода от 13 июня 2014 г., решение судьи Белгородского областного суда от 18 июня 2014 г. и постановление заместителя председателя Белгородского областного суда от 15 августа 2014 г., вынесенные в отношении Одегова Д.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 20.20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, изменить: исключить из них указание на назначение Одегову Д.С. административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации.

В остальной части названные судебные постановления оставить без изменения.

Судья
Верховного Суда
Российской Федерации
В.П.МЕРКУЛОВ